Jump to content

Русская католичка Юлия Данзас


 Share

Recommended Posts

Выложу несколько ссылок на книги данного автора.

 

Это более ранняя из выложенных:

В поисках за божеством. Очерки из истории гностицизма. изд. 1913 г.

 

Она же, новое издание:

В поисках Божества. Очерки из истории гностицизма. изд. 1995 г.

 

Ну и, наконец, новинка (сканы делал я, обрабатывали же и выкладывали другие люди. :)

Католическое богопознание и марксистское безбожие., изд. 1941 г.

 

Также здесь.

 

Издана была в Италии на русском языке, ранее в сети, кажется, не была выложена ни в каком виде. Посвящена рассмотрению и опровержению с христианских позиций марксистской философии и материалистической антропологии. Работа была написана по предложению кардинала Тиссерана.

  • Like 2
Link to comment
Share on other sites

Рутрекер не пускает.((
Link to comment
Share on other sites

o-r.jpg

 

Юлия Николаевна Данзас — российский историк религии, католический теолог, философ, публицист, религиозный деятель, принадлежала к Русскому апостолату в Зарубежье. Круг интересов: история первых веков христианства, религиозно-философские искания. Владела французским, немецким, английским, шведским, итальянским, польским, древнегреческим языками и латынью. Автор книг и статей.

 

o-r.jpg

 

Юлия Данзас родилась в 1879 г. в Афинах, в семье первого секретаря русской миссии в Греции, потомка секунданта А. С. Пушкина. Она получила домашнее воспитание, в 1896 г. сдала выпускные экзамены в 6-й мужской гимназии в Санкт-Петербурге. Изучала в качестве вольнослушательницы историю и философию в Сорбонне.

 

С 1907 г. Юлия стала фрейлиной императрицы Александры Федоровны. Она - автор книг «Запросы мысли» и «В поисках за Божеством. Очерки по истории гностицизма», член редколлегии и постоянный автор журнала «Окраины России». С начала Первой мировой войны заведовала складом Красного Креста, с 1916 г. — доброволец 18-го Оренбургского казачьего полка (рядовой, а затем урядник 3-й сотни). Награждена крестом ордена св. Георгия.

 

В марте 1917 г. Юлия Данзас вернулась в Петроград. Была допущена к защите магистерской диссертации по всеобщей истории в Петроградском университете, но защита не состоялась из-за отмены большевиками ученых званий в России. С 1918 г. она работала в Публичной библиотеке, заведовала отделами филологии и инкунабул. С 1919 г. — преподаватель истории Англии и Франции в 3-м Педагогическом институте им. А. И. Герцена. В 1920 г. — заведующая Домом ученых.

 

5 марта 1920 г. она была в первый раз арестована, но дело было прекращено «за недоказанностью обвинения».

 

17 ноября 1920 г. Юлия Данзас перешла в католичество, а 14 сентября 1921 г. на ее квартире была создана монашеская община Святого Духа, которую возглавил экзарх русских католиков бл. Леонид Федоров. 25 марта 1922 г. — пострижена в монахини с именем Иустина. Исполняла обязанности псаломщика в русской католической церкви Сошествия Святого Духа. Читала доклады и лекции при храме Св. Екатерины, была членом религиозно-философского общества, сотрудничала с издательством «Всемирная литература».

 

В ночь с 17 на 18 ноября 1923 г. сестра Иустина (Юлия Николаевна) Данзас была арестована по групповому делу русских католиков. Обвинялась как «активный член Ленинградской контрреволюционной организации, распространявшей контрреволюционные листовки, член нелегальных кружков организации и идейный руководитель». 19 мая 1924 г. была приговорена к 10-ти годам тюремного заключения.

 

Она была отправлена в Иркутский изолятор, весной 1928 г. переведена в Соловецкий лагерь особого назначения, а в 1931 г. — в Белбалтлаг, откуда в январе 1932 г. была досрочно освобождена по ходатайству М. Горького. В 1934 г. была «выкуплена» братом и выехала за границу.

 

Там она стала сотрудником доминиканского центра изучения России «Истина» в Париже, писала статьи для журнала «Истина». Стала автором несколько книг - «Красная каторга», «Гностические реминисценции в современной русской религиозной философии» и «Католическое богопознание и марксистское безбожие».

 

С 1939 г. Юлия Данзас жила в Риме, где 13 апреля 1942 г. скончалась. 19 ноября 1923 г. она заявила на допросе: «Указать членов общины Св. Духа я отказываюсь по той простой причине, что не желаю своим указанием подводить совершенно ни в чем не повинных людей».

 

2 января 1924 г. Юлия Данзас дала такие показания о своем отношении к советской власти: «Мое отношение к Соввласти со дня ее существования сперва было безразличное. Затем, убедившись в ее прочности, я также убедилась и в том, что эта власть может во многих случаях защищать интересы России. Однако, надо добавить, что приемлемость для меня Соввласти выражается главным образом в защите интересов России. Многие мероприятия внутренней политики Соввласти вызывали мое к ней несочувствие, но чисто теоретически, за исключением вопроса религиозного, где я оказывала активное сопротивление с того момента, как стала католичкой».

 

Анастасия Медведева

 

Книги Юлии Данзас в открытом доступе:

"Религиозный путь русского сознания"

https://krotov.info/libr_min/05_d/an/zas1.html

"Гностические реминисценции в современной русской религиозной философии"

https://krotov.info/libr_min/05_d/dan/zas.htm

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Рутрекер не пускает.((

Отправил ВКонтакте.

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Много страниц Ю. Данзас посвящено в книге диакона Василия фон Бурманна о Леониде Федорове.

https://www.agnuz.info/app/webroot/library/65/226/

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Меня как раз рутреккер пускает (ибо знаю, как :-)), но обе старых книги совсем не качаются - встаньте на раздачу, пожалуйста!
Link to comment
Share on other sites

К сожалению, у меня старые раздачи не сохранились, скачивал книги давно.

У кого не получается с торрентов, есть прямые ссылки, без всяких экзешников:

 

https://bookfi.net/book/588433 - В поисках за Божеством, 1913

https://www.rulit.me/author/nikolaev-yurij/v-poiskah-bozhestva-get-507311.html - В поисках Божества, 1995

Link to comment
Share on other sites

  • 3 years later...
Тут я у знатоков прошу помощи: Кажется, именно о Юлии Николаевне я читал, что она однажды посетила с какими-то нуждами психиатрическую лечебницу, где находился бесноватый, который впал в неистовство. почувствовав крест на четках, спрятанных у нее под верхней одеждой. Сейчас нигде не могу найти. О ней эта история?
Link to comment
Share on other sites

Спросила у Анастасии Медведевой, автора текста в первом топике, но она не знает.
Link to comment
Share on other sites

Спасибо. Я, впрочем, не уверен, что это она. Но кажется, что она.
Link to comment
Share on other sites

  • 11 months later...

Из воспоминаний Д. С. Лихачева

 

Юлия Николаевна Данзас

 

Прямой противоположностью Александру Александровичу Мейеру была в Кримкабе работавшая напротив него за огромным столом, сплошь заваленном газетами, из которых она делала вырезки для начальства, статс-фрейлина императрицы Александры Федоровны и доктор Сорбонны Юлия Николаевна Данзас, арестованная еще в ноябре 1923 г. и проведшая до Соловков пять лет в тюрьмах Сибири.

 

Довольно подробно жизнь Ю. Н. Данзас с ее слов описана в книге диакона Василия ЧСВ «Леонид Федоров. Жизнь и деятельность» (Рим, 1966). Она родилась в 1879 г. в Афинах. Была правнучкой французского эмигранта Карла Данзаса. Второй сын Карла Данзаса Константин был секундантом Пушкина. Мать Юлии Николаевны, в девичестве Аргиропуло, была из древнего византийского рода, происходившего по прямой линии от императора Романо Аргира (XI в.), женившегося на последней представительнице Македонской династии — императрице Зое. Блестяще образованная, Юлия Николаевна стала автором нескольких книг, доктором Сорбонны. Прекрасно ездила на лошади. Подолгу живала за границей (чтобы не быть вынужденной исполнять свои обязанности статс-фрейлины, которые ей были неприятны ввиду царившей при дворе атмосферы: спиритах, Митьках Гугнивых, Машках Странницах, а главное — Распутине).

 

Писать о Ю. Н. Данзас как-то особенно трудно. Она была сложным человеком, и не в том смысле, который вкладывается в это понятие сейчас (т. е. «не очень хороший»), а в смысле буквальном: ее душевная жизнь была под покровом нескольких культурных наслоений. С одной стороны, аристократическое происхождение и положение статс-фрейлины императрицы Александры Федоровны. С другой — доктор Сорбонны, автор исследований по религиозным вопросам. С одной стороны, постоянно взыскующая истины, мятущийся религиозный мыслитель, а с другой — крайне нетерпимая католичка, как бы познавшая всю истину в спорах с православными или с католиками других направлений, готовая даже на Соловках с некоторым высокомерием относиться к страданиям многочисленного православного духовенства, даже писать в лагерной прессе о существовании инквизиции в православной церкви, тем самым фактически помогая антирелигиозной пропаганде.

 

С одной стороны, изысканно воспитанная, а с другой — постоянно вступавшая в конфликты с соседями и одновременно находившая общий язык с Горьким. Еще и еще! С одной стороны, русская, патриотка, во время первой мировой войны поступившая в уральские казаки и сидевшая в окопах на передовой, а с другой, — как-то внезапно ощутившая себя потомком французского эмигранта и своими антирусскими высказываниями в Риме впоследствии (в конце 30-х — начале 40-х гг. на своей лекции в «Руссикуме») возбудившая негодование самого Вячеслава Иванова. В целом Ю. Н. Данзас была очень рационалистична, а потому плохо разбиралась в людях. Однако своим родовым (точнее — родовитым) чутьем высказывала о поведении людей очень интересные и верные мысли.

 

Я помню ее немощной пожилой женщиной, ходившей на работу с посохом в черном деревенского покроя полушубке. Но в январе 1933 г. после своего и моего освобождения, как ударников Беломорстроя, живя в Ленинграде в ожидании выезда в Германию к своему брату (как это случилось, я расскажу позже), она легко поднялась на пятый этаж ко мне и моим родителям, модно одетая, в шляпке чуть набекрень, которую, видимо, тщательно выбирала. То старуха, то относительно молодая женщина с ярко-голубыми глазами. Так было и впоследствии за границей: то полумонашенка в монастыре, то мадмуазель, занимавшаяся научной и журналистской работой, написавшая после Соловков три книги: две — на французском языке о «Советской каторге»: «Bagne rouge. Souvenirs d'une prisoniere au pays des Soviets», «L'itineraire religieux de la conscience russe» (обе без обозначения года), одна на русском: «Католическое Богопознание и марксистское безбожие» (Рим, 1941).

 

Кроме того, ею были написаны большие воспоминания о своем «духовном пути к Богу», а среди множества статей — одна о духовной жизни русской молодежи. Работая в Соловецком музее (перед тем, как стала работать в Криминологическом кабинете), она пользовалась услугами очень честного молодого человека, бывшего бойскаута — Димы Шипчинского, которого в своих воспоминаниях почему-то назвала типичным «комсомольцем», которым он никогда не был и не мог быть по своим нескрываемым политическим убеждениям. Кстати, Дима Шипчинский (Ю. Н. Данзас называет его «Шепчиневским») устраивал (с большим риском для себя) свидания Данзас с католическими деятелями.

 

На Соловках за работой над газетами она постоянно тихонько напевала себе под нос католические молитвы, но при этом не выпускала изо рта самокрутку, вставленную в длинный мундштук. Курила ли она арестантскую махорку или иностранный табак из какой-либо посылки — Бог весть. Она все могла, все стоически переносила. Никто не ведает — сколько она знала, сколько помнила интересных людей, но живого непосредственного обаяния, столь необходимого для общения с молодежью на Соловках, у нее не было. И в этом она тоже была прямой противоположностью А. А. Мейеру.

 

Я пишу это не для того, чтобы унизить одну и восхвалить другого. Это мое противопоставление двух душевных складов не имеет оценочного характера. Железный, но замкнутый характер Ю. Н. Данзас по-своему вызывал восхищение. Ее впоследствии осуждали многие, отрицательный отзыв о ней принадлежит, кстати, и Н. А. Бердяеву, однако преданность католической вере, с помощью которой она пыталась осветить всю русскую историю, начиная с киевского князя Владимира I Святославича, которого она считала верным Риму, по-своему достойна уважения, хотя тенденциозность ее работ очевидна.

 

Ю. Н. Данзас много писала, писала и по освобождении из «советского плена», но на Соловках не имела большого влияния на молодежь.

Ее жизненный путь к католицизму записан, как я уже сказал, с ее слов, в книге диакона Василия ЧСВ (так!) «Леонид Федоров. Жизнь и деятельность», которая в значительной мере освобождает меня от необходимости особо останавливаться на ее интереснейшей биографии. Скажу только, что в подробных сведениях о себе она почему-то опустила, что в первую мировую войну одно время служила на передовых позициях в полку уральских казаков. Почему казаков и к тому же именно уральских? Юлия Николаевна объясняла это так: в кавалерии она хотела служить, так как отлично ездила верхом, а у уральских казаков — потому, что они были старообрядцами и отличались строгостью нравов. Ей простили то, что она не могла управляться с пикой (пика была для нее слишком тяжелой), но шашкой она, по ее словам, овладела хорошо (даже сдала экзамен).

 

При Временном правительстве ее уговаривали взять на себя командование женским батальоном смерти. Она отказалась, и затем уже это командование было поручено Бочкаревой. Непонятно мне — почему в ее воспоминаниях о себе нет ничего о дворе и об императорской фамилии. Но в той же книге католика диакона Василия сообщается, что она собиралась писать роман о государыне Александре Федоровне. Жаль, что она берегла интереснейший материал для романа, потому что намерения своего не выполнила, да и беллетрист Юлия Николаевна была слабый. Это видно по ее повести «Соловецкий Абеляр», помещенной в журнале «Соловецкие острова» под ее обычным псевдонимом «Юрий Николаев». К тому же беллетристическая форма всегда находится в разладе с достоверностью. Знала же Юлия Николаевна двор очень хорошо и много рассказывала о жизни государя и государыни (в Петербурге так принято было называть императора и императрицу).

 

Из рассказов Ю. Н. Данзас о семье государя мне вспоминаются три как наиболее важные. Во-первых, мне никогда не встречалось упоминания о том, что при дворе после «Кровавого воскресенья» 1905 г. был объявлен траур и никакие балы и широкие приемы некоторое время не существовали. Более известно, что государь с семьей 9 января находились не в Зимнем, а в Александровском дворце в Царском Селе и поэтому непосредственной вины за гибель людей нести не могли. Во-вторых, в начале войны 1914 г. был повешен как шпион полковник Мясоедов, начальник пограничной службы близ Восточной Пруссии, к которому после охоты заезжал (или только однажды заехал) обедать германский император Вильгельм Второй. Государь достоверно знал, что Мясоедов не был ни шпионом, ни просто предателем, но под давлением общественного мнения, обвинявшего государыню в симпатиях к немцам, из трусости подтвердил смертный приговор суда. Государь очень мучился этим и все дальнейшие несчастья считал Божьим наказанием за свое малодушие. В-третьих, Юлия Николаевна много рассказывала об ужасных переживаниях государыни, боявшейся покушений при любом выезде государя.

 

Другой запомнившийся мне рассказ Ю. Н. Данзас касался ссоры семьи Столыпиных с царской семьей. После покушения на Столыпина на Аптекарском острове государь пригласил Столыпиных жить в Зимнем дворце. Столыпины переехали и разместились на втором этаже. Дети Столыпина бегали по всем залам и, играя, забирались на трон. Александра Федоровна имела по этому поводу объяснение с женой Столыпина, не отличавшейся тактичностью. Она стала защищать своих детей и, между прочим, «дала понять», что мух ее значит для России больше, чем государь. После этого случая семью Столыпиных устроили где-то в другом помещении, а государыня не смогла забыть нанесенного мужу оскорбления, что не могло не быть замеченным охранкой. Столыпин «впал в немилость у охранного отделения», что, возможно, и отразилось на охране Столыпина в Киевском театре, где он был убит.

 

Может быть, в этом последнем рассказе Ю. Н. Данзас и есть неточности, но запомнил я его точно. Проверить его следовало бы...

При всех огромных знаниях Юлии Николаевны и огромном мужестве в ней был элемент какой-то, осмеливаюсь сказать, примитивности. Вот, например, ее суждения о поэзии. Она говорила, что ставит Лермонтова выше Пушкина. На каком-то уровне поэзии, мне кажется, нельзя решать вопрос о том, кто выше, кто ценнее. Можно лишь сказать — кто из поэтов лично ближе, к кому чаще обращаешься. Кто выше, Державин или Баратынский? А уж тем более нельзя было бы в этот ряд ценностных определений вносить поэтов XX в.

 

Скажу, что уже в тот период мы все — «кановцы» — очень любили многие из стихотворений О. Мандельштама; были среди нас поэты, подражавшие «Столбцам» Н. Заболоцкого. Стихи «Столбцов» были озорными, и это нам тоже нравилось. Любили Всеволода Рождественского, гораздо больше, чем его любят сейчас. Не скажу, что знали наизусть стихи Белого или Брюсова. Наизусть знали больше всего Блока и отчасти Волошина, разумеется, и упомянутых Мандельштама и Заболоцкого. Из старых поэтов больше всего знали Пушкина, потом Баратынского, Дениса Давыдова, Лермонтова. Вообще это очень интересно — кого молодежь знает наизусть в ту или иную эпоху, в чьей поэзии ощущается душевная потребность...

 

Но я отвлекся от рассказа о Ю. Н. Данзас. Ее некоторая примитивность сказывалась и в ее католической позиции.

Никто, кажется, не обращал внимания на то, что большая эрудиция при недостатке обобщающих способностей может играть даже в известной мере отрицательную роль. Эрудиция укрепляет человека в его уверенности в собственной правоте, мешает его пониманию нового, непривычного. Чувство собственного превосходства над другими, которое развивает эрудиция, при недостатке творческих способностей может затруднять общение с людьми.

 

То, что Ю. Н. Данзас приняла католичество, будучи уже вполне зрелым и мыслящим человеком, было для нас понятным: ей хотелось твердой духовной опоры, и вполне естественно, с нашей, юношеской точки зрения, она обратилась к вероисповеданию своих французских предков. О католичестве наша православная молодежь с ней не спорила, да и как могла спорить со своими скромными познаниями в богословии? Однако, когда в журнале «Соловецкие острова» мы прочли ее очерк об инквизиции в православной церкви, мы с ней как-то замерли в разговорах. Две причины: если у православных тоже была инквизиция, то в чем это оправдывало католическую инквизицию, вторая причина — давать еще козырь антирелигиозникам, особенно в условиях лагеря, переполненного православным духовенством, показалось нам недостойным.

 

В романе Бориса Ширяева «Неугасимая лампада», опубликованном в Париже и перепечатываемом в «Нашем современнике», образ «фрейлины трех императриц» как будто бы опирается на Юлию Николаевну Данзас, так как других фрейлин на Соловках не было, но он значительно изменен. Стоит ли упоминать о том, что Ю. Н. Данзас не была баронессой, а фрейлиной (вернее, статс-фрейлиной) могла быть только у одной императрицы, в ее случае — у Александры Федоровны и т. д. Но роман есть роман, и это надо иметь в виду, читая книгу Б. Ширяева.

 

Лихачев Д. С. Воспоминания. - СПб. : Logos, 1995. - 519 с. : ил., портр.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 years later...

niqueux_danzas.jpg

В издательстве НЛО выйдет книга, посвященная историку и католической монахине Юлии Данзас

Москва, 7 июня, Благовест-инфо. Книга Мишеля Никё «Юлия Данзас. От императорского двора до красной каторги» готовится к выходу в издательстве «Новое литературное обозрение» (НЛО). Перевод с французского выполнен Н. Ликвинцевой и Н. Марковой, сообщает сайт НЛО.

В аннотации к книге приведены слова немецкого историка М. Хагемайстера: «Самые замечательные ее исследования остались никому неизвестными. Ее труды, в особенности ее первые работы по философии и религиоведению, сегодня труднодоступны и в основном забыты; история ее бурной жизни еще ждет своего биографа». Так  Хагемайстер завершил заметку, посвященную Юлии Данзас (1879–1942), чья жизнь была, с одной стороны, уникальной, а с другой — неразрывно связана с устремлениями и катастрофами ее времени.

Однако исследователь нашелся: опираясь как на уже известные, так и на новые документальные источники, Мишель Никё представил развернутую биографию героини века. Специалист по истории гностицизма, фрейлина последней российской императрицы, доброволец на фронте во время Первой мировой войны, католическая монахиня после большевистской революции, феминистка и мистик, отсидевшая восемь лет в ГУЛАГе, автор доминиканского журнала «Россия и христианство», сотрудница кардинала Тиссерана в Риме, Юлия Данзас сама определяет свою многогранную жизнь как «чрезвычайно бурную» и «фантастическую по богатству впечатлений». В книгу также вошли семь ее неизданных текстов и мемуары «Красная каторга», говорится в аннотации.

Первая часть книги состоит из глав «Перед мировыми загадками», «Фрейлина императрицы», «От гностицизма к христианству», «На войне и в революции», «Сестра Иустина», «Красная каторга», «Во Франции: советолог и специалист по истории русской религиозной мысли (1935-1939)», «В вечном городе». Во второй части опубликованы воспоминания, статьи Ю.Данзас по истории христианства в России.

Как говорится во Введении к книге, Юлия Данзас родилась в 1879 г. в Афинах, в старинной дворянской семье; ее отец был русским дипломатом. Ее первая публикация — сочинение о поиске смысла жизни — «Запросы мысли» (Санкт-Петербург, два издания: в 1906-м и 1908-м), — затем, ведая благотворительностью в качестве фрейлины супруги Николая II, императрицы Александры Фёдоровны, Юлия Данзас издает первое в России фундаментальное исследование о гностицизме  («В поисках за божеством», 1913 г.) и его связях с христианством. Около  1909 г. после прочтения трудов св. Августина и поездок в Италию она начинает открывать для себя католицизм.

Юлия Данзас оставила важное исследование «Религиозный путь русского сознания»  (1935 г.), ряд не потерявших своей актуальности основательных статей об отношениях России с византийским и римским христианством, о духовности и религиозной мысли русских, о разобщении Церквей и путях их объединения. «Она написала первое свидетельство женщины о пребывании в ГУЛАГе — «Красная каторга» (1935), — от точности которого кровь стынет в жилах; публиковала замечательные обзоры советской прессы за 1934-1939 гг. об общественно-политической жизни в  СССР; а также по просьбе кардинала Тиссерана написала объемное сочинение «Католическое богопознание и марксистское безбожие», которое было издано на русском языке в Риме в 1941 году», – пишет М.Никё.

Мишель Никё — славист, почетный профессор Университета Кана-Нормандии, Франция. Дополненная за счет новых архивных документов и переработанная автором версия французского издания: Michel Niqueux. Julia Danzas (1879–1942). De la cour impériale au bagne rouge. Genève: Éditions des Syrtes, 2020.

Ранее воспоминания Юлии Данзас о Соловках были опубликованы в сборнике «Русская Голгофа» (2007), воспоминания и философские эссе были опубликованы также в журнале «Комментарии» в 2023 году.

Елена Бажина

  • Like 2
Link to comment
Share on other sites

Еще бы ее книги переиздать.

Но у нас она интересна, как правило, лишь Соловками и в качестве оппонента Бердяева. Ее католичество интересно только католикам (если вообще интересно).

А ведь, например, ее последняя книга об императрице Александре Федоровне даже не переведена на русский.

  • Like 2
Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
 Share

×
×
  • Create New...