Jump to content

Св. Джон Генри Ньюмен. Размышления о Лоретанской литании Пресвятой Деве Марии на май месяц.


 Share

Recommended Posts

48143484761_588be9df59_o.jpg

Книга святого кардинала Дж. Генри Ньюмена “Размышления и молитвы” (Meditations and Devotions) увидела свет уже после его смерти, в 1893 году. Коллега Ньюмена и литературный душеприказчик о. Уильям Невилл пересмотрел и отобрал ряд бумаг покойного, который задумывал написать книгу для чтения и медитаций в соответствии со временем и праздниками года, своеобразный “Ежегодник посвящений”, но так и не успел это сделать. Книга была посвящена ученикам “Ораторской школы искусств” (The Oratory School), католической школы, которую основал св. Дж. Генри Ньюмен в 1859 году.

Книга состоит из трех больших частей: “Размышления на май месяц”, “Размышления на Крестном пути” и “Размышления о христианском учении”. В свою очередь “Размышления о Лоретанской литании Пресвятой Деве Марии на май месяц” состоят из четырех частей, посвященных Непорочному Зачатию, Благовещению, Скорбям и Успению Богородицы. На каждый день мая предлагается свое отдельное размышление.

Введение

1 мая
Месяц обетования
Почему май стал месяцем особого поклонения Пресвятой Богородице?

Первая причина состоит в том, что это время года, когда после господства суровых морозных дней снежной зимы, сырого воздуха, порывистого ветра и весеннего дождя, наконец, пробуждается земля; когда прорастает первая зелень травы, когда на деревьях появляется юная листва; когда затем деревья и сады покрываются цветами. Когда дни становятся длиннее, и солнце встает раньше, а заходит позже. Во всей внешней природе стоит радость, которая является подобающим спутником нашей преданности той, которая является Таинственной Розой и Золотым Домом.

Кто-то может заметить: «Верно, но в нашем климате у нас иногда бывает холодный, ненастный май». Этого нельзя отрицать; но тем не менее, правда состоит в том, что, по крайней мере, это месяц обетования и надежды. Несмотря на возможную плохую погоду, это месяц, в котором начинается лето и который предвещает летнее тепло. Мы знаем, что, несмотря на все неприятные моменты в настоящем, рано или поздно наступит хорошая погода. «Видение, — по словам Пророка, — относится еще к определенному времени и говорит о конце и не обманет; и, хотя бы и замедлило, жди его, ибо непременно сбудется, не отменится» (Авв 2:3).

Таким образом, май — это месяц если не исполнения еще, то, по крайней мере, обетования; и не та ли это самая интенция, в которой наиболее уместно созерцать Пресвятую Деву, Святую Марию, которой посвящен этот месяц?
Пророк говорит: «И произойдет отрасль от корня Иессеева, и цветок произрастет от корня его» (Ис 11:1). Кто этот цветок, как не наш Благословенный Господь? А то, откуда растет цветок, разве не есть Мария, Матерь Господа нашего, Богородица?

Было предсказано, что Бог придет на землю. Но когда настало время, каким образом было объявлено об этом? Об этом возвестил Ангел, пришедший к Марии. «Радуйся, благодати полная, — сказал Гавриил, — Господь с тобою, благословенна ты между женами». Итак, Она была верным обетованием грядущего Спасителя, и вот поэтому май особо выделяется как Ее месяц.

2 мая
Месяц радости

Почему май называется месяцем Марии и особо посвящен ей?

Среди прочих причин есть и то, что эта часть церковного года является одновременно и самой сакральной, и самой праздничной, и самой радостной. Кто пожелает, чтобы февраль, март или апрель были месяцем Марии, коль скоро они составляют время Великого поста и покаяния? Кто, наконец, выберет декабрь, сезон Адвента — время надежды, когда приближается Рождество, но также и время поста? Само Рождество длится меньше месяца; и в январе мы наблюдаем радостное Богоявление и последующие его духу воскресения; но все они заканчиваются Семидесятницей и подготовкой к наступлению Великого поста.

Май, напротив, относится к пасхальному сезону, который длится пятьдесят дней, и время это обычно выпадает на май, как минимум всю его первую половину. Великий праздник Вознесения Господа нашего на небо всегда бывает в мае, кроме одного или двух раз в сорок лет. Пятидесятница, называемая также воскресеньем св. Троицы, праздником Святого Духа, обычно приходится на май, да и праздники Святой Троицы и Тела Христова нередко бывают в мае. Итак, май — это время, когда звучат частые аллилуйи, ибо Христос воскрес из мертвых, Христос вознесся на небо, и Бог Дух Святой сошел на землю как Утешитель.

Вот в чем причина того, почему май посвящен Пресвятой Богородице. Она – первое из творений, самое угодное чадо Божие, самое дорогое и близкое к Нему. Поэтому подобает, чтобы Ее месяц был именно тот, в котором мы особенно славим и радуемся Его великому Промыслу о нас, нашему искуплению и освящению в Боге Отце, Сыне и Святом Духе.

Но Мария не только угодная Господу служанка. Она также является Матерью Его Сына и Царицей всех Святых, и в этом месяце Церковь установила праздники некоторых из величайших из них, как бы для того, чтобы составить ей конклав или свиту. Прежде всего следует отметить праздник Святого Креста 3 мая, когда мы почитаем ту Драгоценную Кровь, которой был омыт Крест во время Страстей Господних. В этом месяце мы празднуем дни архангела св. Михаила и трех апостолов: св. Иоанна, возлюбленного ученика Господа, св. Филиппа и св. Иакова. Вот кого мы еще можем отметить: семь пап, двое из них особенно знамениты, св. Григорий VII. и св. Пий V; также два величайших доктора, св. Афанасий и св. Григорий Назианзин; две святые Девы, особо любимые Богом, св. Екатерина Сиенская (поскольку ее праздник отмечается в Англии) и св. Мария Магдалина Пацци; и еще одна женщина, которую Церковь хорошо помнит, св. Моника, мать св. Августина. Ну и, конечно, нельзя не упомянуть того, кто нам особенно близок, нашего святого покровителя и отца, святого Филиппа, чьи новенна и октава занимают пятнадцать дней мая. Вот каковы в целом прекрасные плоды многогранной благодати Бога – и все эти фигуры составляют конклав своей славной Царицы.

https://рускатолик.рф/newman-may-1/

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

I. О непорочном зачатии

3 мая
Мария — Virgo Purissima, Пречистая Дева.

Под Непорочным Зачатием Пресвятой Девы понимается та великая истина Откровения, что Она во чреве матери своей, святой Анны, была зачата без первородного греха.

Со времени грехопадения Адама все человечество, все его потомки, зачинаются и рождаются во грехе. «Вот, — говорит вдохновенный автор в псалме Miserere. — «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Пс 50:7). Тот грех, который принадлежит каждому из нас и являет себя с самого начала нашего существования, есть грех неверия и непослушания, из-за которого Адам потерял рай. Мы, как дети Адама, наследуем последствия его греха, мы утратили в этом грехе ту духовную одежду благодати и святости, которая была сообщена ему Творцом при его сотворении. Мы все зачаты и рождены в этом состоянии утраты и лишения наследства; и наш обычный путь, которым мы выходим из этого состояния, есть Таинство Крещения.

Но Мария никогда не была в таком состоянии; она была по извечному промыслу Божьему освобождена от него. От вечности Бог, Отец, Сын и Святой Дух постановили сотворить род человеческий и, предвидя грехопадение Адама, постановили искупить весь род воплощением и крестными страданиями Сына. В том же непостижимом, вечном мгновении, в которое Сын Божий родился от Отца, через Него произошел и промысел об искуплении человека. Тот, кто родился от Вечности, родился по извечному промыслу, чтобы спасти нас во Времени и искупить весь род человеческий. Искупление Марии было определено особым образом – и мы называем его Непорочным Зачатием. Было постановлено не то, что Она должна быть очищена от греха, но чтобы Она с первого момента своего бытия была защищена от греха; так что лукавый никогда не имел над Ней власти. Следовательно, Она была ребенком Адама и Евы, таким, как если бы они никогда не претерпели падения; Она не разделила с ними их греха; но Она унаследовала те дары и ту благодать (и даже более того), которыми обладали Адам и Ева в Раю. Вот Ее прерогатива и основа всех тех спасительных истин, которые открываются нам, когда мы встречаемся с Ней и узнаем Ее. Воскликнем же тогда от имени всех святых душ: Дева Пречистая, без первородного греха зачатая, Мария, молись о нас.

4 мая
Мария — Virgo Prædicanda, Дева достославная

Мария есть Virgo Prædicanda, Дева достославная, достойная славы, то есть Дева, о которой требуется провозглашать, возвещать, буквально проповедовать.

Мы привыкли проповедовать в мире то, что прекрасно, необычно, что встречается нечасто, что несет в себе новизну, что заключает в себе важность. И таким образом святой Иоанн Креститель проповедовал о нашем Господе; а затем Апостолы пошли по всему миру и проповедовали о Христе. Что является самой высокой, самой необычной, самой избранной прерогативой Марии? Прежде всего – то, что она не имеет в себе греха. Когда женщина в толпе воззвала к нашему Господу: «Благословенно чрево, носившее Тебя!», Он ответил: «Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его» (Лк 11:27-28). Эти слова исполнились в Марии. Чтобы стать Матерью Божией, Она была исполнена благодати. Но исполненность благодати – более высокий дар, чем ее материнство, она должна быть освященной и чистой. Наш Господь не стал бы Eе сыном, если бы Он сначала не освятил Ее. Но тем не менее, великое Ее блаженство состоит в том, чтобы быть совершенно освященной. Вот почему Она — Virgo Prædicanda; и Она заслуживает того, чтобы о Ней шла слава в мире, нужно, чтобы о Ней проповедовали в мире, потому что Она никогда не совершала никакого греха, даже малейшего; ибо в Ней не было места греху; потому что по полноте Божьей благодати Она никогда не помышляла и не говорила никаких слов, не совершала поступков, которые были бы неугодны, или не совсем угодны Всемогущему Богу; потому что в ней явилось величайшее торжество над врагом душ человеческих. Поэтому, когда все казалось потерянным, то, дабы показать, что Он может сделать для всех нас, умерев за нас; чтобы показать, какой может стать человеческая природа в результате Его трудов; чтобы показать, как Он может полностью свести на нет все усилия, всю концентрированную злобу врага и обратить вспять все последствия грехопадения, наш Господь еще до Своего пришествия начал совершение Своего чудеснейшего акта искупления – в лице той, которая должна была стать Его Матерью. Благодаря той Крови, которая должна была пролиться, Он вмешался, чтобы помешать ей взять на себя грех Адама, еще прежде, чем Он совершил на Кресте искупление за него. И вот поэтому о Той, которая является носителем подобной чудесной благодати, приличествует проповедовать.

Но Она является Virgo Prædicanda еще и по другой причине. В каком случае и зачем мы, как правило, проповедуем? Мы проповедуем о чем-то неизвестном, чтобы оно стало известным. И поэтому в Писании сказано, что апостолы «проповедовали о Христе». Но кому? Тем людям, кто Его не знал, то есть языческому миру. Проповедовали не тем, кто Его знал, а тем, кто Его не знал. Проповедь — это постепенно совершаемая работа: сначала один урок, затем другой. Так мало-помалу язычники приходили в Церковь. И подобным же образом проповедь о Марии и благоговение перед Ней со стороны детей Церкви возрастали постепенно, в течение долгих веков. И в начале о Ней говорили меньше, чем в последующие времена. Сначала Ее прославляли, о Ней проповедовали как о Деве дев, потом как о Богородице, потом как о преславной в Ее Успении, потом как о Защитнице грешников, потом как о Непорочной в Ее Зачатии. Последнее было особой проповедью нынешнего века; и, таким образом, то, что являлось самым первым по времени в Ее собственной жизни, является последним из того, что в Ней признала Церковь.

5 мая
Мария — Mater Admirabilis, Матерь Предивная

Когда Мария, Virgo Prædicanda, Дева достославная, о которой следует провозглашать вслух, именуется титулом Admirabilis, тем самым нам предлагается вывод, вытекающий из проповеди о Ней как о Непорочной в Зачатии. Святая Церковь прославляет ее, проповедует о ней, как о зачатой без первородного греха; и чада Святой Церкви слушают эту проповедь и дивятся, ибо Она их изумляет, сражает наповал, побеждает. Ведь Непорочное зачатие, подобающее Ей – это Ее великая отличительная особенность и прерогатива.

Страшно даже помыслить о тварном совершенстве, коль оно вознесено на такую высоту, как у Марии. Что касается Бога Творца всемогущего, то, когда Моисей пожелал увидеть Его славу, Он Сам сказал о Себе: «лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх 32:20); а св. Павел говорит: «Наш Бог есть огнь поядающий» (Евр 12:29). И когда св. Иоанн, каким бы святым он ни был, видел только Человеческую природу нашего Господа, в какой Он пребывает на Небесах, то «пал к ногам Его, как мертвый» (Откр 1:17). Так и в отношении явления ангелов святой Даниил, когда святой Гавриил явился ему, говорит: «в оцепенении пал я на лице мое и лежал лицем к земле» (Дан 10:9). Когда этот великий архангел пришел к Захарии, отцу святого Иоанна Крестителя, тот тоже «смутился, и страх напал на него» (Лк 1:12). Но иначе было с Марией, когда к ней пришел тот же самый святой архангел Гавриил. Она хоть и смутилась от его слов, потому что, какой бы скромной она ни была в своем собственном мнении о себе, он обращался к ней как к «благодатной» и «благословенной между женами», но она смогла вынести его вид.
Отсюда мы узнаем две вещи: во-первых, насколько велика была святость Марии, коль скоро Она могла вынести присутствие ангела, чье сияние поразило святого пророка Даниила вплоть до оцепенения и почти до смерти; и, во-вторых, коль скоро она много святее того ангела, а мы гораздо менее святы, чем Даниил, то сколь основательно для нас побуждение называть ее Virgo Admirabilis, Предивной, Страшно Чудесной Девой, когда мы думаем о ее невыразимой чистоте!

Есть такие легкомысленные, такие слепые, такие низкопоклонные люди, которые полагают, что преднамеренный грех не так возмущает Марию, как ее Божественного Сына, и что мы можем сделать ее своим другом и защитником, если в глубине души идем к ней без раскаяния, или даже не желая истинного раскаяния и решимости исправиться. Как будто Мария может меньше ненавидеть грех и больше любить грешников, чем наш Господь! Нет: она сочувствует только тем, кто желает оставить свои грехи; иначе как ей самой быть без греха? Нет: если даже для лучших из нас она, по словам Писания, «прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами» (Песн 6:10), то что она тогда для нераскаявшегося грешника?

6 мая
Мария — Domus Aurea, Золотой дом

Далее, почему же она называется домом? И почему она именуется Золотым домом? Золото — самый красивый, самый драгоценный металл. Серебро, медь и сталь по-своему приятны для глаз, но нет такого металла, который свидетельствовал бы о большем богатстве и великолепии, чем золото. У нас не так много возможности увидеть его в большом количестве; но всякий, кто видел множество блестящих золотых монет, знает, как великолепен вид золота. Отсюда следует и то, что в Писании фигурально Святой Город описывается как состоящий из золота. «Улица города, — говорит св. Иоанн, — чистое золото, как прозрачное стекло» (Откр 21:21). Он, конечно, желает сообщить нам представление о дивной красоте неба, коль скоро сравнивает его с самой прекрасной из всех субстанций, которые мы только можем знать на земле.

Поэтому и Мария названа золотой; ибо ее изящество, ее добродетель, ее невинность, ее чистота обладают тем трансцендентным блеском и ослепительным совершенством, той ценностью и изысканностью, что ангелы не могут, так сказать, оторвать от нее глаз в той же мере, в какой мы не можем оторвать взор, глядя на любое великое произведение искусства, выполненное из золота.

Но обратите внимание далее, она — золотой дом или, лучше сказать, золотой дворец. Представим себе, что мы видим целый дворец или большую церковь, целиком сделанную из золота, от основания до крыши; и именно таковой в отношении числа, разнообразия, степени ее духовных совершенств и является Мария.

Но почему она именуется домом или дворцом? Чей же это дворец? Она – дом и дворец Великого Царя, Самого Бога. Ведь наш Господь, Единородный Сын Божий, когда-то обитал в Ней. Он был ее Гостем; нет, Он больше, чем просто гость, ибо гость входит в дом и покидает его. Но наш Господь на самом деле родился в этом святом доме. Он взял Свою плоть и Свою кровь из этого дома, из плоти, из вен Марии. Правильно было бы сказать, что она была соделана из чистого золота, потому что она должна была отдать это золото, чтобы могло образоваться тело Сына Божьего в воплощении. Она была золотой в своем зачатии, золотой в своем рождении. Она как золото в горниле прошла через огонь своих страданий, и когда она вознеслась на высоту, она была, говоря словами нашего гимна,
Над Ангелами всеми в славе, что невыразима,

В одеждах ты из золота стоишь рядом с Царем неотразимая.

7 мая
Мария — Mater Amabilis, Прелюбимая Мать

Почему особо выделяется, что Она – «Прелюбимая»? Потому, что Она – без греха. Ведь грех есть нечто отвратительное по самой своей природе, а благодать есть нечто светлое, красивое, притягательное.

Однако следует сказать, что одной безгрешности недостаточно для того, чтобы другие любили ее, или чтобы она была дорога другим, и это по двум причинам: во-первых, потому, что мы не можем любить того, кто не похож на нас, и мы есть грешники; и далее, потому что Ее святость как таковая не делает ее приятной и привлекательной, ведь и святые люди, с которыми мы можем встретиться, не всегда оказываются приятными нам, и мы не можем их поэтому полюбить, как бы мы ни чтили их и ни равнялись на них.

Итак, что касается первого из этих двух возражений, мы можем признать, что злые люди не любят, не могут любить добрых людей; но наша Пресвятая Дева Мария именуется Amabilis, или Прелюбимой, и Она такова для детей Церкви, а не для тех, кто вне ее, кто ничего о ней не знает; и ни одно дитя Святой Церкви не имеет в своей душе остатков благодати Божией, которые делали бы его достаточно похожим на нее, как бы сильно он ни нуждался и не стремился любить ее. Так что мы можем оставить это возражение без внимания.

Но что касается второго возражения, а именно: как мы можем быть уверены, что наша Госпожа, когда Она была на земле, привлекала людей вокруг себя и заставляла их любить Ее только потому, что Она была святой? — учитывая то, что святые люди иногда не имеют какого-то особого дара привлекать к себе других.

Чтобы пояснить этот момент, мы должны вспомнить, что существует огромная разница между тем состоянием души, какое было у Пресвятой Девы, которая никогда не грешила, и душой, какой бы святой она ни была, на которой когда-то был грех Адама; ибо даже после крещения и покаяния такая душа непременно страдает от духовных ран, являющихся следствием этого греха. Святые люди, действительно, не совершают смертного греха; более того, иногда они никогда не совершают ни одного смертного греха за всю свою жизнь. Но святость Марии не ограничивается этим. Она никогда не совершала даже простительного греха, и известно, что эта особая привилегия не принадлежит никому, кроме Марии.

Всякий недостаток любви, нежности, привлекательности, в той или иной степени имеющийся в святых людях, возникает от остатков в них греха или опять-таки от недостатка святости, той святости, которая способна преодолеть умаления природы, будь то душа или тело. Но что касается Марии, то Ее святость была такова, что, если бы мы видели и слышали Ее, мы не могли бы сказать вопрошающим нас о Ней ничего кроме того, что Она – всецело ангельское и небесное создание.

Конечно, Ее лицо выглядело бы очень красивым; но мы не могли бы вспомнить, красиво ли оно или нет; мы не смогли бы припомнить ни одной из Ее черт, потому что в этот момент эта прекрасная безгрешная душа смотрела Ее глазами, и говорила Ее устами, и звучала в Ее голосе, и окружала Ее повсюду. Когда Она была неподвижна, или, когда Она шла, когда Она улыбалась, или, когда Она грустила, ее безгрешная душа привлекала к ней всех тех, кто имел в себе какую-либо благодать, какие-либо остатки благодати, какую-либо любовь к святыням. Во всем, что Она говорила и делала, —в Ее взгляде, в Ее манерах, в Ее поведении — звучала божественная музыка, которая очаровывала каждое искреннее сердце, приближавшееся к Ней. Ее невинность, Ее смирение и скромность, Ее простота, искренность и правдивость, Ее бескорыстие, Ее неподдельный интерес ко всем, кто к Ней приходил, Ее чистота — все эти качества делали Ее несравненно милой; и если бы мы увидели Ее сейчас, то ни первой, ни второй нашей мыслью не было бы рассуждение о том, что Она со своим Сыном может сделать для нас (хотя Она может сделать так много!), но нашей первой мыслью было бы: «О, как Она прекрасна!»; а второй нашей мыслью было бы: «О, какие же мы уродливые, злобные создания!»

7 мая
Мария — Rosa Mystica, Мистическая Роза

(Еще раз в тот же день)

Как Мария стала Rosa Mystica, Мистической или Таинственной Розой, избранным, нежным, совершенным цветком Божьего духовного творения? Это произошло благодаря рождению, взращиванию и защите в мистическом саду или Божьем Раю. Писание использует образ сада, когда говорит о небе и его благословенных обитателях. Сад — это участок земли, отведенный под деревья и растения, каждое из которых хорошо, разнообразно, приятно на вкус, благоприятно по запаху, красиво на вид, или полезно для питания. И, соответственно, в своем духовном смысле он означает дом блаженных духов и святых душ, вместе живущих там; душ, на которых произрастают цветы и плоды, душ, которые благодаря заботливому попечению Бога пришли к приношению цветов и плодов благодати.

Все, что сотворил Бог, свидетельствует о его Создателе. Горы говорят о Его вечности, солнце – об Его необъятности и ветры – об Его всемогуществе. Точно так же цветы и плоды говорят о Его святости, Его любви и Его провидении; и цветам и плодам должно соответствовать место, где их можно найти. То есть, коль скоро они находятся в саду, то и сад обладает также достоинствами, которые свидетельствуют о Боге, ибо он является их домом. Например, было бы неподобающе обнаружить прекрасные цветы на горных утесах или сочные фрукты в песчаной пустыне. Как в таком случае под цветами и плодами в мистическом смысле понимаются дары и благодати Святого Духа, так и под садом мистически понимается место духовного отдыха, тишины, мира, обновления.

Таким образом, наши прародители были помещены в «сад наслаждений», затененный деревьями, «прекрасными на вид и хорошими для пищи», с Древом Жизни посредине и рекой, орошающей землю. Так наш Господь, обращаясь с креста к кающемуся разбойнику, именует блаженное место, небо, на которое Он ведет его, «раем» или садом наслаждений. Поэтому св. Иоанн в Апокалипсисе говорит о небе, чертоге Божием, как о саде или рае, в котором было Древо Жизни, каждый месяц дающее свои плоды.

Таков был сад, в котором Таинственная Роза, Непорочная Мария, сохранялась и лелеялась, дабы стать Матерью Всесвятого Бога, от ее рождения до ее бракосочетания со святым Иосифом в возрасте тринадцати лет. Три года из них она находилась на руках святой матери своей, святой Анны, а затем десять лет жила в храме Божием. В этих благословенных садах, как их можно назвать, жила она одна, ее постоянно посещала роса благодати Божией и все более и более взращивала небесный цветок, пока в конце этого периода она не стала пригодной для обитания в ней Пресвятого Бога. Все это стало возможным в силу Непорочного Зачатия. Другие прекраснейшие розы в раю Божьем мог настигнуть упадок, им могли нанести ущерб рачковый червь и саранча. Это относится ко всем розам, кроме Марии; но она с самого начала была совершенна в своей сладости и красоте, и, наконец, когда ангел Гавриил пришел к ней, он нашел ее «благодати полной», которая, благодаря ее благому употреблению, накапливалась в ней с самого начала, с первого момента ее существования.

8 мая
Мария — Virgo veneranda, Дева досточтимая

Мы используем слово «почтенный» или «досточтимый» в основном по отношению к старым людям, людям в преклонном возрасте. Это потому, что только старые люди, как правило обладают качествами, вызывающими почтение или благоговение.

Ибо наше благоговение вызывают великодушие, закаленный характер, зрелость добродетели, доброта, опыт прожитых лет, а это обычно не может принадлежать молодежи.

Но дело обстоит иначе, когда мы взираем на святых. Даже их короткая жизнь – на самом деле как длинная. Ибо говорит Священное Писание: «Не в долговечности честная старость и не числом лет измеряется: мудрость есть седина для людей, и беспорочная жизнь – возраст старости… Праведник, если и рановременно умрет, будет в покое… Достигнув совершенства в короткое время, он исполнил долгие лета» (Прем 4:7-13)

Более того, один языческий писатель, ничего не знающий о святых, утверждает, что даже детям, всем детям следует оказывать большое почтение – на том основании, что они еще невинны. И это чувство широко распространено в разных странах; до такой степени, что бывает так, что убийцу посреди преступных деяний настигает образ не согрешивших, наполняя его внезапным страхом, и приводит если не к раскаянию, то, по крайней мере, к изменению намерения.

И, переходя в мысли от низшего к Высшему, что мы скажем о Вечном Боге (если мы можем с уверенностью говорить о Нем вообще), как не то, что Он, коль скоро Он вечен, то является вечно молодым? У Него нет начала и, следовательно, изменения, и, в полноте и совершенстве Своих непостижимых атрибутов, Он теперь есть именно то, чем Он был миллион лет тому назад. Он поистине назван в Писании «Ветхим днями» и поэтому бесконечно почитаем; однако Ему не нужна старость, чтобы быть почитаемым. В действительности у него нет никаких человеческих атрибутов, подвигающих к почитанию, которые священнописатели вынуждены образно приписывать Ему, чтобы заставить нас чувствовать то глубокое преклонение и благоговейный трепет, которые мы должны испытывать при мысли о Нем.

То же можно сказать и о великой Богородице – в той мере, в какой тварь вообще может быть подобна Творцу. Ее невыразимая чистота и полная свобода от всякой тени греха, Ее непорочное зачатие, ее вечное девство — эти ее прерогативы (несмотря на ее молодость в то время, когда к ней пришел Гавриил) таковы, что заставляют нас восклицать пророческими словами Писания с трепетом, и с ликованием: «Ты слава Иерусалима и радость Израиля; ты честь народа нашего; рука Господа утвердила тебя, будь же благословенна навсегда».

9 мая
Мария — Sancta Maria, Святая Мария

Только Бог может претендовать на атрибут святости. Поэтому мы говорим в Гимне: «Tu solus saintus», «Ты один свят». Под святостью мы подразумеваем отсутствие всего, что загрязняет, затемняет и унижает разумную природу; все, что наиболее противоположно и противно греху и вине.

Мы говорим, что только Бог свят, хотя на самом деле это относится ко всем Его качествам и атрибутам. Ибо Он обладает своими качествами в той полноте и в том высоком порядке, что можно сказать по правде, что Он один обладает ими. Таким образом, что касается благости, наш Господь сказал юноше: «Никто не благ, как только один Бог» (Лк 18:19). Он один есть Сила, Мудрость, Провидение, Любовь, Милосердие, Справедливость, Истина. Это верно; но святость выделена как Его особая прерогатива, потому что она означает больше, чем другие Его атрибуты – она отмечает не только Его превосходство над всеми Его творениями, но и подчеркивает Его отделение от них. Поэтому мы читаем в Книге Иова: «И как человеку быть правым пред Богом, и как быть чистым рожденному женщиною? Вот даже луна, и та несветла, и звезды нечисты пред очами Его» (Иов 25:4-5). «Вот, и среди святых Его нет неизменного, и Небеса не чисты в очах Его» (Иов 15:15, перевод по Vulgata Clementina).

Вот что мы должны воспринять и осмыслить в первую очередь. Но, затем, мы также знаем, что по Своей милости Он в различной мере сообщил Своим разумным созданиям Свои великие качества – и прежде всего, как наиболее необходимое качество, святость. И, таким образом, Адам со времени своего сотворения был одарен, помимо своей человеческой природы, благодатью Божией, которая бы соединяла его с Богом и делала его святым. Потому благодать называется святой благодатью; и, будучи святой, она является связующим началом между Богом и человеком. Адам в Раю мог обладать знаниями, навыками и многими добродетелями; но не эти дары соединяли его с Творцом. Его объединяла с Ним святость, ибо святой Павел сказал, что без святости никто не увидит Бога (Евр 12:14).

А когда человек пал и утратил эту святую благодать, он по-прежнему продолжал обладать различными дарами. Он мог быть в определенной мере верным, милосердным, любящим и справедливым, но эти добродетели уже не соединяли его с Богом. Ему необходима была святость; и поэтому первое действие Божьей благости к нам в Евангелии состоит в том, чтобы посредством таинства Крещения вывести нас из нашего несвятого состояния, и по данной нам тогда благодати вновь актуализировать связь, так долго сокрытую, между душой и небом.

И вот, отсюда, когда мы называем Богородицу «Святая Мария», мы обнаруживаем, какая сила заключена в этом Ее титуле. Именно поэтому, когда Бог приуготовлял мать по человечеству для Своего Сына, Он начал с того, что обеспечил Ее Непорочное Зачатие. Он начал не с того, что дал Ей дар любви, правдивости, мягкости или преданности, хотя так или иначе она имела все это. Но Он начал Свою великую работу еще до Ее рождения; и прежде, чем Она могла размышлять, говорить или действовать, соделал Ее святой – и тем самым, когда Она была еще на земле, Она была уже достойной обитания на небе. «Тота pulchra es, Мария!» Ей никогда не было присуще ничего из уродства греха. И вот этим Она отличается от всех святых. Были великие миссионеры, исповедники, епископы, целители, пастыри, совершившие великие дела и увлекшие за собой на небо множество обратившихся и кающихся. Они много пострадали и могут явить большое количество заслуг. Но Мария в этом отношении похожа на своего Божественного Сына, а именно тем, что, как Он, будучи Богом, стоит отдельно в своей святости от всех творений, так и Она, будучи «благодатной», стоит отдельно от всех святых и ангелов.

Продолжение следует…

Из книги Дж. Г. Ньюмана “Размышления и молитвы” (John Henry Newman, Meditations and Devotions)

Перевод: Михаил Костылев

https://рускатолик.рф/newman-may-1/

  • Like 2
Link to comment
Share on other sites

Спасибо, Михаил! 

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Posted (edited)

The-Annunciation-Inset.jpg

II. О Благовещении

10 мая
Мария — Regina Angelorum, Царица ангелов

Что касается данного, безусловно великого титула, то его можно надлежащим образом увязать с материнством Марии, с сошествием на Нее Святого Духа в Назарете после Благовестия архангела Гавриила, и с последующим рождением нашего Господа в Вифлееме. Она, Мать Господа нашего, более близка к Нему, чем любой ангел; Она даже ближе Серафимов, которые окружают Его и непрестанно восклицают: «Свят, Свят, Свят».

Два архангела, имеющие особое служение в Евангелии, – это св. Михаил и св. Гавриил, и оба они связаны в истории Воплощения с Марией: св. Гавриил появляется рядом с Ней, когда на Нее сошел Святой Дух; и Св. Михаил – когда родился Божественный Младенец.

Святой Гавриил приветствовал Ее как «Полную благодати» и как «Благословенную среди жен» и объявил Ей, что Святой Дух сойдет на Нее, и что она родит Сына, который будет Сыном Всевышнего.

О служении св. Михаила при рождении Божественного Сына мы узнаем из Апокалипсиса, написанного св. апостолом Иоанном Богословом. Мы знаем, что наш Господь пришел установить Царство Небесное среди людей; и едва Он родился, как на Него напали силы мира сего, желавшие погубить Его. Ирод пытался лишить Его жизни, но в этой своей попытке потерпел неудачу, и святой Иосиф увез Его Мать и Его Самого в Египет. Но св. Иоанн в Апокалипсисе говорит нам, что настоящими хранителями Матери и Младенца были тогда, как и в других случаях, св. Михаил и его ангелы.

Во-первых, св. Иоанн видел в видении (Откр 12:1-4) «великое знамение на небе» (подразумевая под «небом» Церковь, или Царство Божие), «жену, облеченную в солнце, и под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд»; и когда она должна была родить своего Младенца, явился «большой красный дракон», то есть злой дух, готовый «пожрать ее сына», когда Он должен был родиться. Сын был сохранен Его собственной Божественной силой, но затем злой дух преследовал Ее. Однако святой Михаил и его ангелы пришли на помощь жене и одолели его.

«И произошла на небе война», — говорит священнописец; «Михаил и ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них… И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною» (Откр 12:7,9). Итак, Пресвятая Богородица имеет сонмы ангелов, служащих Ей; и Она является их Царицей.

11 мая
Мария — Speculum Justitiæ, Зерцало Справедливости

Теперь надлежит прежде всего познакомиться с тем, что мы подразумеваем под «справедливостью», ибо слово, используемое Церковью, имеет несколько иное значение, нежели то, какое мы имеем в виду в нашей обыденной речи. Под «справедливостью» мы подразумеваем не честность, беспристрастность, правду в наших отношениях; но это слово, обозначает сразу все добродетели, совершенное, добродетельное состояние души — праведность, или нравственное совершенство. То есть оно обозначает все то, что очень близко к святости. Поэтому, когда Богородицу называют «Зерцалом Справедливости», это означает, что Она есть Зеркало святости, сверхъестественной благости.

Далее, что имеется в виду, когда Ее называют зеркалом? Зеркало обладает отражающей поверхностью, которая подобна неподвижной воде или полированной стали. Что же отражала Мария? Она отражала нашего Господа, но Он есть бесконечная Святость. Она, насколько это в силах творения, отражала Его Божественную святость, и потому она есть Зерцало Святости, или, как говорит литания, Справедливости.

Спросим же, как Она стала отражать Его святость? — и получим ответ: поскольку Она жила с Ним. Мы постоянно наблюдаем, как становятся похожими друг на друга люди, которые живут рядом с теми, кого любят. Когда же они живут с теми, кого не любят, каковы, например, члены семьи, которые ссорятся друг с другом, то чем дольше они живут вместе, тем более непохожими становятся друг на друга. Но когда они любят друг друга, как муж и жена, родители и дети, братья и сестры, друзья с друзьями, то со временем они становятся удивительно похожими. Все это мы видим и внимаем; наши глаза и уши – свидетели тому. Выражение их облика, их голоса, походки, речи, даже почерка, показывает, что они становятся похожими друг на друга; и так же обстоит дело в отношении их разума, а также их мнений, вкусов и устремлений. И то же самое несомненно относительно состояния их душ, которого мы непосредственно не наблюдаем – как в плане доброго, так в плане и злого.

Теперь помыслим о том, что Мария любила своего Божественного Сына невыразимой любовью; и учтем также, что Он принадлежал Ей в течение тридцати лет. Разве мы не видим, что, коль скоро Она была полна благодати прежде, чем зачала Его во чреве своем, то Она должна была обладать огромной непостижимой святостью в то время, когда жила рядом с Богом в течение тридцати лет? — святостью ангельского порядка, отражающей атрибуты Бога в полноте и точности, о которой нам не может даже намекнуть никто – ни святые мужи, ни отшельники, ни святые девы здесь, на земле. Воистину, в этом случае она есть Speculum Justitiæ, Зерцало Божественного Совершенства.

12 мая
Мария — Sedes Sapientiæ, Престол Мудрости

И титул этот подобает Марии, потому что Сын Божий, именуемый также в Писании Словом и Премудростью Божией, когда-то обитал в Ней, а затем, когда родился от Нее, в Свои первые годы был носим на Ее руках и сидел у Нее на коленях. Таким образом, Она, будучи как бы человеческим престолом Того, Кто царствует на небесах, именуется Престолом Мудрости. По словам поэта: —

О Мать пречистая, Ты пребываешь с нами,
Вот трон Ему – то грудь Твоя благословенная,
Коль троны могут пребывать под небесами –
Безгрешному ребенку он подобает непременно.
[Фрэнсис Палгрев]

Но обладание Им как Сыном продолжалось и после Его младенчества — Он, как говорит нам св. Лука, находился под Ее властью и жил с Ней в Ее доме, пока не вышел из него проповедовать, то есть, по крайней мере, все первые тридцать лет своей жизни. И это приводит нас к размышлению о Ней, похожему на то, что было предложено нам вчера под названием “Зерцало Справедливости”. Ибо коль скоро такая близкая и непрекращающаяся связь с Ее Сыном обусловила в Ней непостижимо великую святость, то не должны ли у Нее были быть столь обширными и столь глубокими знания, которые Она приобрела в течение многих лет из Его бесед о настоящем, прошлом и будущем, такими разнообразными и такими основательными, что, хотя Она была простой бедной женщиной, Она должна была в своем знании творения, вселенной, превзойти величайшего из философов, в своих теологических познаниях – величайшего из богословов, а в своей пророческой проницательности – самого выдающегося из пророков?

Что могло выступать главной темой беседы между Ней и Ее Сыном, как не природа, качества, провидение и дела Всемогущего Бога? Разве наш Господь когда-либо не прославлял пославшего Его Отца? Не открыл ли Он Ей торжественные вечные постановления, цели Провидения и волю Божию? Не предпринимал ли Он время от времени просвещение Ее во всех тех пунктах учения, которые были сначала обсуждены, а затем утверждены в Церкви со времен апостолов до наших дней, и во всех тех, которые будут утверждены от нашего времени до конца времен? Все неясное, все фрагментарное в откровении, явленное насколько это возможно человеку, было открыто Ей в ясности и простоте Тем, Кто есть Свет Миру.

Итак, о грядущих событиях, Бог говорил с пророками: у нас есть примеры Его общение с ними в Писании. Но Он говорил с ними в образах и притчах. Среди них был один, а именно, Моисей, с которым Он соблаговолил говорить лицом к лицу. «Если бывает у вас пророк Господень, — говорит Бог, — то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним; но не так с рабом Моим Моисеем…: устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гаданиях, и образ Господа он видит» (Чис 12:6-8). У вдохновенного законодателя евреев была такая привилегия; но насколько же она была меньше, чем у Марии! Моисей имел такую привилегию только время от времени, изредка; но Мария тридцать лет подряд видела и слышала Его, находясь все это время лицом к лицу с Ним и имела возможность задать Ему любой вопрос, на который она хотела бы получить ответ, и знала, что ответы, которые она слышала, исходили от Вечного Бог, который не обманывает и не может обмануться Сам.

13 мая
Мария — Janua Cœli, Дверь Небесная

Мария именуется Небесной Дверью или Небесными Вратами, потому что именно через Нее наш Господь спустился с небес на землю. Пророк Иезекииль, пророчествуя о Марии, говорит: «Ворота сии будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими, ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими, и они будут затворены. Что до князя, он, как князь, сядет в них, чтобы есть хлеб пред Господом; войдет путем притвора этих ворот, и тем же путем выйдет» (Иез 44:2-3). Ныне сие исполнилось не только в том, что наш Господь воспринял от Нее плоть и стал Ее Сыном, но, кроме того, в том, что Она участвует в домостроительстве искупления; ибо оно исполняется в Ее духе и воле, а также в Ее теле. Ева участвовала в падении человека. Адам представлял всех людей на земле, и его грех соделал нас грешниками. Но начало было от Евы, она соблазнила Адама. Писание говорит: «И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел» (Быт 3:6). И вот по милости Божией было угодно, чтобы, как с женщины началось разрушение мира, так с женщины должно было начаться и его восстановление, и что, как Ева открыла путь роковому поступку первого Адама, так и Мария должна была открыть путь великому подвигу второго Адама, Господа нашего Иисуса Христа, пришедшего спасти мир и испытавшего ради этого смерть на кресте. Поэтому святые отцы называют Марию второй и лучшей Евой, ибо Она соделала первый шаг к спасению человечества, подобно тому, как Ева соделала первый шаг к его гибели.

Но когда и как Мария приняла участие, когда началось Ее участие в деле восстановления мира? Это было, когда к Ней явился Ангел Гавриил, чтобы возвестить об Ее великом предназначении, которое должно было стать Ее уделом. Св. Павел велит нам представить тела наши Богу для разумного служения (Рим 12:1). Мы должны не только молиться устами, и поститься, и совершать внешнее покаяние, и быть целомудренными в наших телах; но мы должны быть послушны и чисты в наших умах. Итак, что касается Пресвятой Богородицы, то была воля Божия на то, чтобы Она добровольно и с полным пониманием приняла на себя это служение, быть Матерью нашего Господа, причем быть не просто пассивным инструментом, когда материнство не имеет ни заслуги, ни награды. Чем больше наши дары, тем больше и наши обязанности. Нелегко было находиться в такой близости к Искупителю людей, и впоследствии Она многое претерпела, когда страдала вместе с Ним. Поэтому, хорошо взвесив слова Ангела, прежде чем дать свой ответ, Она сначала спросила, не повлечет ли столь великое предназначение утрату той Девственности, которую Она дала обязательство хранить. Когда Ангел дал отрицательный ответ, тогда, с всецелым согласием сердца, исполненного любви Божией к Ней и собственного смирения, Она сказала: «Се, раба Господня; да будет мне по слову Твоему…»

14 мая
Мария — Mater Creatoris, Мать Сотворителя

Что касается этого титула, то как будто представляется невозможным, чтобы мы могли приписать его какому-либо тварному существу, ибо никакое творение по определению не может обладать им. На первый взгляд может возникнуть искушение сказать, что данный титул сбивает с толку наши основополагающие представления о Творце и творении, Вечном и временном, Самосущем и существующем через другое. И все же при дальнейшем рассмотрении мы увидим, что мы не можем отказать Марии в этом титуле, не отрицая Божественного Воплощения, то есть, не отрицая великой и фундаментальной истины откровения, что Бог стал человеком.

И это было очевидно с первых веков Церкви. Христиане с самого начала привыкли называть Пресвятую Богородицу «Богоматерью», потому что видели, что нельзя отказать Ей в этом титуле, не отрицая слов св. Иоанна, что Слово (то есть Бог-Сын) стало плотью.

И вскоре они сочли нужным провозгласить эту истину голосом Вселенского Собора Церкви. Ибо, вследствие нелюбви людей к невыразимому и сверхразумно-таинственному возникло заблуждение, что наш Господь не был в действительности Богом, но был человеком, и отличался от нас только тем, что Бог обитал в Нем, как Он обитает во всех добрых людях, только в высшей степени; подобно тому как Святой Дух обитал в Ангелах и Пророках, то есть как в своего рода храме; или же как наш Господь теперь обитает в скинии в церкви. И тогда епископы и верные обнаружили, что нет другого способа воспрепятствовать распространению этого ложного, дурного мнения, кроме как четко провозгласить и сделать предметом веры то, что Мария является Матерью не только человека, но и Бога. И с тех пор титулование Марии как Богородицы стало тем, что именуется догматом или символом веры в Церкви.

Но это приводит нас к более широкому взгляду на предмет рассмотрения. Разве этот титул, сообщенный Марии, более невероятен, чем учение о том, что Бог, не переставая быть Богом, стал человеком? Разве то, что Мария стала Богородицей, более таинственно, чем то, что Бог стал человеком? Однако последнее, как я уже сказал, является фундаментальной истиной откровения, и о ней на протяжении всего Писания свидетельствуют пророки, евангелисты и апостолы. И что может быть утешительнее и радостнее чудесных обетований, вытекающих из этой истины, как не то, что Мария есть Матерь Божия? — того великого чуда, что мы становимся братьями Богу нашему; что, если мы будем жить достойно и умрем в благодати Божьей, мы после смерти будем взяты нашим Воплощенным Богом в то место, где обитают ангелы; что наши тела будут подняты из праха и вознесены на Небеса; что мы воистину соединимся с Богом; что мы будем причастниками Божественного естества; что каждый из нас, душой и телом, будет погружен в бездну славы, которая окружает Всемогущего; что мы увидим Его и разделим Его блаженство, согласно тексту: «Кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь» (Мф 12:50).

15 мая
Мария — Mater Christi, Мать Христа

Каждый из титулов Марии имеет свое особое значение и смысл, и может выступать предметом отдельного размышления. Мы называем Ее Мать Христа. В чем смысл подобного обращения к Ней? Оно показывает нам, что именно о Ней было пророчество с самого начала, и именно Она была связана с надеждами и молитвами всех святых людей, всех истинных поклонников Бога, всех, кто «ожидал искупления Израиля» во все века вплоть до того времени, как наступило искупление.

Еврейские пророки и еврейские народ называли нашего Господа Христом или Мессией. Два слова «Христос» и «Мессия» означают одно и то же, что переводится как «Помазанник». В древности существовало три великих служения или делания, посредством которых Бог говорил со Своим избранным народом, израильтянами, или, как их впоследствии стали называть, евреями, а именно: служение священническое, царское и пророческое. Те, кто были избраны Богом для того или иного служения, торжественно помазывались елеем, означающим благодать Божью, которая была дана им для должного исполнения их высокого служения. Но наш Господь является всеми тремя: Священником, Пророком и Царем: Священником – потому что Он принес Себя в жертву за наши грехи; Пророком – потому что Он открыл нам Святой Закон Божий; и Царем – коль скоро Он правит нами. И таким образом, Он — единственный истинный Христос.

В ожидании этого великого Мессии богоизбранный народ, иудеи, или израильтяне, или евреи (ибо это разные названия одного и того же народа), пребывали из века в век. Он должен был прийти, чтобы все исправить, чтобы спасти Свой народ. И рядом с великим вопросом, который занимал их умы, а именно, когда Он должен прийти, стоял вопрос, Кто должен быть Его Матерью? С самого начала им было сказано, что Он не придет с неба, но что Он должен родиться от жены. Сразу, как только случилось грехопадение Адама, Бог сказал, что семя Жены должно поразить змея в голову. Кто же тогда должен был быть той Женой, которая столь многозначительно указывала на падший род Адама? По прошествии многих столетий евреям далее было открыто, что великий Мессия, или Христос, семя Жены, должен родиться от их народа и родиться в одном конкретном колене, одном из двенадцати колен, на которые подразделялся их народ. С того времени каждая женщина этого колена надеялась обрести великую привилегию быть Матерью Мессии или Христа; ибо само собой разумелось, что раз Он столь велик, то и Мать должна быть великой, доброй и благословенной. Вот почему, среди прочего, они так высоко ценили состояние брака, ибо, не ведая тайны чудесного зачатия Христа, в котором Он должен был прийти, они полагали, что брак является таинством, необходимым для Его пришествия.

Следовательно, если бы Мария была такой же, как другие женщины, Она жаждала бы замужества, так как оно открывало ей перспективу родить великого Царя. Но Она была слишком скромна и слишком чиста для таких помыслов. Она вдохновилась выбрать тот лучший способ служения Богу, который не был известен евреям, — состояние девственности. Она предпочла быть скорее Его Супругой, чем Его Матерью. Соответственно, когда Ангел Гавриил возвестил Ей об Ее высоком предназначении, Она не приняла его, пока не убедилась, что этот Ее выбор не обяжет Ее отказаться от девственной жизни, посвященной Богу.

Так Она стала Матерью Христа – но не на том пути, на каком ожидали Его в течение стольких веков благочестивые еврейские женщины. Отвергнув благодать такого материнства, Она все же приобрела его посредством высшей благодати. И в этом весь смысл слов св. Елизаветы, когда к ней пришла Пресвятая Дева, которые мы употребляем в «Радуйся, Мария»: «Благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего» (Лк 1:42). И поэтому в Посвящении, называемом «Венец двенадцати звезд», мы воздаем хвалу Богу Святому Духу, через Которого Она является и Девой, и Матерью.

16 мая
Мария — Mater Salvatoris, Мать Спасителя

Далее, продолжая наши вчерашние размышления, мы должны осмыслить именование нашего Господа Спасителем – ибо только так мы сможем понять, почему оно используется в одном из титулов Марии в литании.

Особое имя, под которым наш Господь был известен до Его пришествия, было, как мы узнали вчера, Мессия или Христос. Так Его знали евреи. Но когда Он воплотился и явился на земле, Он стал известен под тремя новыми титулами: Сын Божий, Сын Человеческий и Спаситель; первый выражал Его божественную природу, второй – Его человеческую природу, третий – Его личное служение. Ангел, явившийся Марии, назвал Его Сыном Божиим; ангел, явившийся Иосифу, назвал Его Иисусом, что означает Спаситель; так и Ангелы, когда явились пастухам, назвали Его Спасителем. Но Сам Он называл Себя прежде всего Сыном Человеческим.

Но не только Ангелы, но и два величайших из апостолов, св. Петр и св. Павел, в своих проповедях называют Его Спасителем. Святой Петр говорит, что Он – Начальник и Спаситель (Деян 5:31), а Святой Павел называет Его «Спасителем нашим Иисусом Христом» (2Тим 1:10). И ангелы, и апостолы говорят нам, почему Таково Его имя — потому что Он избавил нас от власти злого духа, от нашей вины и от страдания наших грехов. Вспомним, что ангел говорит Иосифу: «Наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их» (Мф 1:21); а также св. Петра: «Его возвысил Бог десницею Своею в Начальника и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние и прощение грехов» (Деян 5:31). И Он Сам говорит: «Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (Лк 19:10).

Теперь давайте рассмотрим, как это все обуславливает наши помышления о Марии. Спасение людей от рабства греха и от власти Врага подразумевает вступление с ним в битву. Наш Господь, коль скоро Он является Спасителем, является в то же время и воином. Он не мог освободить пленников, не вступая в бой и не испытывая страданий и тягости солдата. Кто же особо ненавидит войну? На это отвечает языческий поэт. «Матери, — говорит он, — ненавидят войну». Матери – это те, кто особенно страдает из-за войны. Они могут гордиться честью, которую стяжали их дети в битве, но все же такая гордость не отменяет ни одной крупицы продолжительной боли, беспокойства, неизвестности, одиночества и тоски, которую испытывает мать воина и солдата. Так было и с Марией. В течение тридцати лет на Ней пребывало благословление постоянного присутствия Ее Сына — более того, Он был под Ее надзором. Но пришло время, когда война призвала Его – та война, ради которой Он пришел на землю. Конечно, Он пришел не только для того, чтобы быть просто Сыном Марии, но и для того, чтобы быть Спасителем людей, и поэтому в конце концов Он расстался с Ней – и Она стала по сути матерью воина. Он оставил Ее; Она больше не видела Его; Она тщетно пыталась приблизиться к Нему. Ранее Он жил в Ее объятиях, а после этого, долгие годы жил в Ее доме, — но теперь, по Его собственным словам, «Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (Мф 8:20). А затем, когда пришло время, Она услышала об Его аресте, инсценированном над Ним суде и Его страстях. Наконец Она приблизилась к Нему — когда и где? — по пути на Голгофу, и когда Он был распят на Кресте. И, наконец, Она вновь держала Его на руках: да, но, когда Он был уже мертв. Верно, что Он воскрес из мертвых; но тем не менее Она не приобрела Его, ибо Он затем восшел на небо, и Она не тотчас же последовала за Ним. Нет, Она оставалась на земле еще много лет — на попечении, правда, Его дражайшего ученика, апостола, св. Иоанна. Но разве мог сравниться даже святейший из людей с Ее собственным Сыном, с Сыном Божьим? О, Святая Мария, Матерь Спасителя нашего, в этом размышлении мы теперь внезапно переходим от Радостных Тайн к Скорбным, от Благовещения Гавриила к Тебе – к Твоим Семи Скорбям. Такова будет следующая серия размышлений о Тебе.

Продолжение следует…

Из книги Дж. Г. Ньюмана “Размышления и молитвы” (John Henry Newman, Meditations and Devotions)

Перевод: Михаил Костылев

https://xn--80aqecdrlilg.xn--p1ai/newman-may-2/

Edited by Марион
  • Like 2
Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

7259.jpg

 

III. О Скорбях Богоматери

17 мая
Мария — Regina Martyrum, Царица мучеников

Почему Ее так называют – «Царица мучеников»? Ведь Ей никто никогда не наносил удары, у Ней не было ни ран, ни других телесных повреждений, какие обычно бывают у мучеников. Как же Она может быть выше тех, чьи тела претерпели самое беспощадное насилие и самые страшные муки ради Господа нашего? Она действительно Царица всех Святых, тех, кто ходит со Христом «в белых одеждах, ибо они достойны» (Откр 3:4); но как Ee можно сравнивать с теми, кто был убит «за слово Божие и за свидетельство, которое они имели» (Откр 6:9)?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вспомнить, что душевная боль может быть столь же жестокой, как и телесная. Злые люди, находящиеся ныне в аду, и избранники Божии, находящиеся в чистилище, страдают только душой, ибо тела их еще пребывают во прахе; но как сурово их страдание! Также и множество людей, проживших долгую жизнь, исходя из своего опыта могли бы свидетельствовать о примерах великого страдания, острой боли, которая была подобна мечу, рассекающему их; о примерах, когда сила печали, казалось, давила их и тяжким грузом повергала их на землю. Но при этом никакой телесной боли у них не было.

Каким непреодолимым ужасом, должно быть, было для Пресвятой Богородицы видеть страсти и распятие Ее Сына! Тоска Ее была мечом, пронзившим Ее душу, как возвестил Ей святой Симеон во время Сретения, встречи Ее Сына в храме. Если Сам Господь наш не мог в Гефсиманском саду вынести того, что предстояло Ему, и при мысли об этом покрылся кровавым потом, то не доказывает ли это, сколь велика может быть душевная тяжесть и боль, и каково может быть ее воздействие на тело человека? И стоит ли удивляться в силу этих соображений, что разум и сердце Марии, претерпевая, содрогнулись под ударами, нанесенными Ей, когда Она стояла под Его Крестом?

Таким образом, она воистину Царица Мучеников.

18 мая
Мария — Vas Insigne Devotionis, Святыня глубокого благочестия или Наибожнейшая Дева

Быть набожным – значит быть преданным. Мы знаем, кто подразумевается под преданной женой или дочерью – это та, чьи мысли сосредотачиваются на человеке, которого она глубоко любит, и с нежностью лелеет. Ее взор следит за ним; она всегда ищет способ служить ему; и, даже если ее услуги весьма малы и скромны, то все же их ценность обуславливается их личным, любящим и непрестанным характером. И она живет его жизнью и не знает ничего, кроме него, особенно если предмет ее любви слаб, или страдает, или находится на пороге смерти.

Эта глубокая преданность нашему Господу, забвение себя в силу любви к Нему, проявляется в частности у св. Павла, который говорит: «Я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1Кор 2:2). И еще: «уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал 2:20).

Но, как бы велика ни была преданность св. Павла нашему Господу, гораздо большей была преданность Ему Пресвятой Девы – потому что Она была Его Матерью, потому что Он и все Его страдания были у Нее на виду, потому что у Нее была долгая близость с Ним в течение тридцати лет, потому что Она была по своей особой святости столь невыразимо близка к Нему в духе. Когда же над Ним насмеялись, когда Его изранили, бичевали, пригвоздили ко кресту, Она все эти оскорбления и пытки, причиняемые Ему, воспринимала так, как будто они обрушивались на Нее и поражали Ее самое. Кажется, Она была готова кричать от нестерпимой боли от каждого Его мучения. 

Это есть не что иное, как Ее сострадание, когда Она предавала себя на страдание вместе с Сыном, и отсюда следует, что она была “Vas insigne devotionis”.

19 мая
Мария — Vas Honorabile, Святыня славы Божией или Сосуд в Чести

Св. Павел называет избранные души сосудами в чести (2Тим 2:21): «в чести», потому что они избраны или призваны; «сосуды», потому что они любовью Божией исполнены небесной и святой благодати Божией. Насколько же более «в чести» является Мария, коль скоро что она имеет в себе не только благодать Божию, но и самого Сына Божия, сотворенного из Нее по Своей плоти и крови!

Но этот титул «в чести», применительно к Марии, имеет еще одно особое значение. Она была мученицей, но без той внешнего покрова чести, который сопровождает страдания мучеников. Мучеников хватали, волокли, бросали в темницу вместе с самыми гнусными преступниками и осыпали самыми богохульными словами и гнуснейшими речами, какие только мог вдохновить сатана. Такова была судьба святых женщин, девиц, супруг Христовых, которых язычники хватали, истязали и предавали смерти. И Самого Господа нашего, чья святость была выше всякого сотворенного совершенства или сосуда благодати, – даже Его, как мы хорошо знаем, били, раздевали, бичевали, насмехались над Ним, а затем пригвоздили высоко на кресте на глазах возбужденной толпы.

Но Тот, Кто за всех грешников понес позор грешника, пощадил Свою безгрешную Матерь от этого высшего унижения. Она страдала не телом, а душой. Правда, созерцая Его агонию, Она мучилась с Ним; видя Его страсти, Она страдала в Ее сострадании к Нему. Она была распята вместе с Ним, и копье, пронзившее Его грудь, пронзило Ее дух. Однако не было никаких видимых признаков этого внутреннего мученичества; Она стояла под Крестом Сына Своего неподвижная, собранная и сжатая в себе, оцепеневшая, одинокая, в окружении ангелов; и девственная святость окутывала Ее и защищала от взора всех причастных к Его распятию.

20 мая
Мария — Vas Spirituale, Святыня Духа Святого или Духовный Сосуд

Быть духовным – значит обитать в мире духов, как говорит св. Павел: «Наше же жительство – на небесах» (Флп 3:20). Духовно размышлять — значит видеть в свете веры всех тех блаженных и святых существ, которые на самом деле окружают нас, пусть мы и видим их не телесными очами. Это значит видеть их в свете веры так же ясно, как мы видим своими глазами земные предметы — землю, утопающую в зелени, голубое небо и яркое солнце. Отсюда следует, что, когда святые души получают в дар небесные видения, эти видения являются не чем иным, как необычным в свете божественной интуиции продолжением и венцом тех предметов, которые благодаря обычному действию благодати постоянно предстают перед их умами.

Эти видения утешали и укрепляли Пресвятую Богородицу во всех Ее скорбях. Ангелы, окружавшие Ее, общались с Ней, и Она общалась с ними с той непосредственной прямотой, какую нам не следует ожидать в отношениях с ангелами – коль скоро мы унаследовали последствия греха Адама. Правда, не будем никогда забывать, что как ангелы в скорбях утешали Ее, так они будут утешать и нас: ибо мы во многих жизненных испытаниях остаемся в сообразной нам степени достойными обрести утешение со стороны этих небесных посланников Всевышнего – более того, Самого всемогущего Бога, третьего лица Пресвятой Троицы, принявшего на Себя служение быть нашим Утешителем и Присутствующим Помощником.

Пусть это утешение примут все находящиеся в беде, если они начинают жить в мире духов, начинают быть ближе к Богу. Если они воззовут к Богу, то Он ответит им. И даже если у человека нет земных друзей, у него есть все же Господь, Который сопереживал Своей Матери, пребывая на Кресте, и теперь, находясь в Своей славе, сопереживает самым малым и слабым из Своего народа.

21 мая
Мария — Consolatrix Afflictorum, Утешительница страждущих

Св. Павел говорит, что Господь утешает его во всех его скорбях – чтобы и он мог ободрить пребывающих в скорби утешением, которое он получил от Бога (2Кор 1:4). В этом секрет истинного утешения: способен утешить других тот, кто сам испытал много искушений, почувствовал потребность в утешении и обрел его. Так и о Самом Господе нашем сказано: «Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр 2:18).

И именно поэтому Пресвятая Дева является утешительницей страждущих. Все мы знаем, насколько особое место занимает материнское утешение; и нам позволено называть Марию нашей Матерью с той поры как Господь наш со Креста установил отношение материнства и сыновства между Нею и св. Иоанном. И особенно Она может нас утешить, потому что Она страдала больше, чем какая-либо мать вообще. Женщины, по крайней мере нежные женщины, остающиеся дома, обычно ограждены от тяжких испытаний на стезях этого мира; но Она почти уподобилась апостолам и их тяготам, когда после Вознесения нашего Господа отправилась в чужие земли, где была как овца среди волков. Несмотря на всю заботу о Ней св. Иоанна, которая была так же значительна, как и забота св. Иосифа в дни Ее молодости, Она более всех святых Божиих, была странницей и пилигримом на земле. Когда наш Господь был Младенцем, Она должна была бежать через пустыню в языческий Египет. Когда Он вознесся на высоту, Она должна была отправиться на корабле в языческий Ефес, где Она жила последние годы жизни и где умерла.

О, вы, находящиеся среди грубых соседей или насмешливых товарищей, или злых знакомых, или злобных врагов, беспомощные, призывайте на помощь Марию, вспоминая об Ее претерпеваниях среди язычников-греков и язычников-египтян.

22 мая
Мария — Virgo Prudentissima, Дева премудрая или благоразумная

С первого взгляда может показаться, что добродетель премудрости или благоразумия Богоматери не связана с испытаниями и печалями Ее жизни. Однако можно посмотреть на дело таким образом, что эти испытания напомнят нам об Ее благоразумии и укажут на Ее премудрость. Следует помнить, что Она представляет собой не только пример великой созерцательной, но и практической жизни; а практическая жизнь — это одновременно жизнь покаяния и благоразумия, ведь ее нужно вести в правильном направлении. Итак, Мария была так же занята в те дни работой и тяжким служением, как и любая сестра милосердия. Разумеется, Ее обязанности менялись в зависимости от Ее возраста: ибо у молодой девушки, жены, матери и вдовы – разные обязанности; но все же Ее жизнь изо дня в день и час за часом была полна обязанностей и забот. Как у странницы в Египте у Нее были обязанности по отношению к тамошним несчастным язычникам, в гущу которых она была заброшена. Как у жительницы Назарета у Нее были обязанности по отношению к своим родственникам и соседям. У Нее были различные обязанности, пусть о них и не написано, и в те годы, когда наш Господь проповедовал и провозглашал Свое Царство. После того, как Он оставил эту землю, у Нее были обязанности по отношению к апостолам, и особенно к евангелистам. У Нее были обязанности по отношению к мученикам и к исповедникам в темнице; больным, невежественным и бедным людям. После всего произошедшего Ей пришлось уехать со святым Иоанном в чужую языческую страну, где и окончилась Ее блаженная жизнь на земле. Но сколько до этого Она должна была выстрадать в своей жизни, находясь среди народа идолопоклонников! Несомненно, самых ужасные преступления, совершаемые в той языческой стране, ангелы заботливо скрывали от Ее взора. Тем не менее, у Нее было множество обязанностей там — и, следовательно, у Нее было множество заслуг. Все Ее поступки были совершенны: все, что только можно было сделать, Она совершала наилучшим образом. Но быть всегда бодрствующим, стоять на страже, пламенеть, чтобы иметь возможность действовать не только без греха, но и наилучшим образом в свете меняющихся каждодневных обстоятельств – это означает жить в состоянии неутомимого внимания ко всем сторонам жизни. Но главной добродетелью, характеризующей подобный образ жизни, является благоразумие. Таким образом, коль скоро Ее земное паломничество было отмечено болью, скорбями и тяготами, мы можем призывать Ее как Деву благоразумную.

23 мая
Мария — Turris Eburnea, Башня из слоновой кости

Башня – это строение, возвышающееся над другими, более заметное, чем другие расположенные поблизости здания. Таким образом, когда мы говорим, что человек «возвышается» над своими собратьями, мы подразумеваем, что он больше их, а они меньше его.

Это превосходство проявляется и в Пресвятой Богородице. Она, по причине того, что была Его Матерью, претерпела более сильную и пронизывающую боль во время страстей и распятия нашего Господа чем любой из апостолов. Однако, стоит поразмышлять и о том, насколько благороднее Она вела себя, чем они, в ситуации, когда все Ее существо пронзило великое страдание. Когда наш Господь пребывал в борении, они заснули от печали. Они не могли бороться с глубоким разочарованием и унынием; не могли справиться с ним; оно их смутило, превозмогло, а их чувства притупились. И вскоре после этого, когда святого Петра спросили, является ли он одним из учеников Господа, он ответил отрицательно.

Он был не одинок в своем малодушии. Апостолы, все как один, оставили Господа и бежали, хотя, например, св. Иоанн вернулся. Более того, они даже утратили веру в Него и полагали в тот момент, что все великие надежды, которые Он заронил в них ранее, потерпели крах. Как это отличается даже от мужественного поведения святой Марии Магдалины, не говоря уже о поведении Девы-Матери! О Ней прямо сказано, что она стояла у Креста. Она не отворачивалась, не убегала и не унижалась, но стояла прямо, принимая на себя удары, которые ежеминутно наносили Ей долгие страдания Ее Сына.

В этом благородстве и великодушии в страданиях Она, по сравнению с апостолами, подобающим образом изображается как Башня. Но башни можно охарактеризовать как огромные, грубые, тяжелые, нависающие, некрасивые сооружения, построенные для войны, а не мира; в них нет красоты, утонченности и совершенства, которые сразу бросаются в глаза в Марии. И вот поэтому Она названа Башней из Слоновой Кости – чтобы яркость, чистота и изысканность этого материала подчеркивали недостижимо-запредельную красоту и нежность Богородицы.

Из книги Дж. Г. Ньюмана “Размышления и молитвы” (John Henry Newman, Meditations and Devotions)

Перевод: Михаил Костылев

https://www.рускатолик.рф/newman-may-3/

  • Like 2
Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
 Share

×
×
  • Create New...